Дорогие друзья!
Обращаем Ваше внимание, что дом антикварной книги работает с 11-00 до 19-00.

Сегодня исполняется 80 лет со дня рождения поэта Иосифа Бродского. В своей нобелевской речи он сказал: «Я совершенно убеждён, что над человеком, читающим стихи, труднее восторжествовать, чем над тем, кто их не читает».

«Он был лучшим примером человека, который объявлял во всеуслышание: я – поэт, – говорил Дерек Уолкотт. – Он был трудягой, и невозможно отделить его труд от него самого».
«Иосифа любили, – вспоминал Марк Стрэнд. – Это был независимый, с очень высокими мерками человек и поэт – в мире, где правят кумовство и посредственность».
«Он видел себя в одном ряду с Горацием и Харди, – рассказывал Шеймас Хини. – Для него не существовало первостепенных и второстепенных поэтов – в его понимании вся поэтическая команда в целом должна сплотиться и идти, плечом к плечу, к одной цели».
«Его отличие от большинства лириков в том, – считает Виктор Голышев, –  что когда он пишет о своих делах, он может смотреть на себя со стороны. И постоянно присутствует в его стихах мотив, что его дела – это вообще дела человеческие…».
«Иосиф был всегда в одном образе и не перестраивался в зависимости от обстоятельств, – говорит Генрих Штейнберг. – Он был предельно цельный человек. Граней много, а образ один. Этому можно позавидовать. И не меньше, чем таланту: ибо талант от Бога, а это от себя самого».

Источник: https://tvkultura.ru

На июньском аукционе "В Никитском" предложит Вашему вниманию  рукописное письмо Иосифа Александровича Бродского, адресованное Т. Румянцевой. 1964 г. 1 л. 21 х 30 см; 11,3 х 15,7 см (конверт). Бумага, чернила. Письмо вложено в конверт с указанием адреса и адресата (рукой И. Бродского).

Текст письма: «Танечка! Ариадна - подружка героя Тезея, который однажды отправился убивать страшного быка Минотавра, а тот жил в лабиринте, из которого никто-никто не мог выбраться. Тогда Ариадна прицепила к нему конец ниточки пряжи, которую она пряла, чтоб он мог по ней вернуться. Смысл сонетика в том, что я пустился по одной дорожке, которая начиналась в Ваших глазах, где сидит (спрятавшись в хрусталике) Ариадна, которая как бы страхует, ждет, поддерживает меня. Но я пошел слишком далеко и [нить] уже закругляется, а у меня в руках ведь не нить, а взгляд, так сказать, лучик (света), который ломается о преграду - т.е. разлука оказывается как бы сильнее Вашего ко мне внимания, и мне остается только (вспоминаемый мной) его обрывок. И так как эта «нить» порвалась (а она меня чуть-чуть удерживала) скорость моя увеличилась. Остальное понятно. Ваш Иосиф».На обеих сторонах листа рисунки И. Бродского, также есть его надписи: «Танечка! Это Вы в неуступленной мне курточке», «Всех рисовал я». На обороте листа машинописный текст «Сонета для Танечки Румянцевой»: «Из Ваших глаз пустившись / в дальний путь, / все норовлю - воистину вдали! - / окликнуть Вас - хотя назад взглянуть / мешает закругление земли. / Нет! выпуклость холмов невелика. / Но тут и обрывается пучок, / сбегающий с хрустального станка, / от Ариадны, скрывшейся в зрачок...»

Татьяна Румянцева - общая подруга Бродского и петербургской художницы, графика Марианны Павловны Басмановой (род. 1938), матери А.О. Басманова (сын поэта).

Комментарии закрыты.

Заочная ставка





×